Мастер в своей Мастерской

"Мастер скрыт в своей мастерской"
Руми

Можно долго рассуждать о вещах, связанных с Георгием Ивановичем Гурджиевым, но новая книга издательской группы “Традиция” - “Детство с Гурджиевым” и “Вспоминая Гурджиева” Фрица Питерса - способна придать новый “градус” к прочитанному ранее.

Детское восприятие действительности лишено чрезмерной потребности - принадлежать к какому-то “тайному”, “мистическому” учению. Оно чисто по своей внутренней природе и позволяет заглянуть за “завесу” Работы.

Интересен тот факт, что в “Институте гармонического развития человека”, который был одним из самых грандиозных проектов XXI века, жили дети. Часто “эти дети” упоминались в разных книгах авторов, пишущих о работе Института, но обычно упоминание о детях не отличалось от воспоминаний о безмолвных тенях в саду. Дети были лишены голоса и своего восприятия происходящего.

Книга Фрица Питерса заполняет пробел в информационной мозаике длительного процесса обучения, организованного одним из самых загадочных Мастеров прошлого тысячелетия - Георгием Ивановичем Гурджиевым.

Читателя некоторые факты могут шокировать, но они не могут быть вырваны из общего контекста повествования. Именно факты такого рода позволяют, на какой-то небольшой промежуток времени, погрузиться в атмосферу Школы, где обучение ведется не на уровне слов.

Очень просто постигать вещи, которые можно облечь в слова и логические конструкции. Гораздо сложнее пытаться “окунуться в метод” прямого обучения, где основой является прямое воздействие обучающего Мастера. Основная проблема восприятия и понимания наследия Георгия Ивановича Гурджиева заключается именно в этом глобальном отличии данного метода от большинства предлагаемых Учений.

Теоретические построения, предложенные Петром Демьяновичем Успенским или Джоном Годолфином Беннетом, дают пищу для ума, но, при всем уважении к авторам, не дают возможности погрузиться в “атмосферу” Школы.

Я связываю данную “неспособность” с тем фактом, что авторы, которых я упомянул выше и другие подобные им, пытались расчленить Живую Традицию, с помощью Логики и Методологических Построений.

Книга Фрица Питерса восполняет этот пробел. Мы видим титанический труд Мастера глазами ребенка, что позволяет нам увидеть Работу чистой, словно мы допущены в самое сокровенное место в Мастерской.

Мы видим Мастера не выхолощенным. В обычных бытовых ситуациях, которые словно по мановению некой волшебной палочки превращаются в Обучающие Ситуации.

Поражает тот факт, что Фриц Питерс был “ключником Мастера”. Он действительно имел второй ключ от комнаты Георгия Ивановича. И Фриц Питерс не скрывает бытовых моментов, связанных с этим фактом, когда он описывает тот “ужас ситуации”, когда ему приходится наводить порядок в комнате Мастера.

Лишенный фантастично-мистичного блеска в глазах, Мастер не становится хуже или лучше. Он становится живым человеком. Борющимся с Действительным Врагом каждого живого существа на этой планете, и во всей нашей Вселенной - безжалостным “Геропасом”. И мы видим, что это Борьба, а не праздное пребывание в “поисках счастья”.

 

Александр Кузнецов,
Томск, сентябрь 2014

Фриц Питерс - Детство с Гурджиевым / Вспоминая Гурджиева

Фриц Питерс - Детство с Гурджиевым / Вспоминая Гурджиева