Будьте осторожны, книга вас изменит

В детстве я нашел в книжном шкафу альбом иллюстраций произведений Иеронима Босха. Я испытал шок и животный страх от увиденного. Я был мал и воздействие живописи Босха было фатальным. Я и сейчас помню первые свои ощущения от увиденного.

Читая новую книгу издательской группы "Традиция" - книгу Юрия Мамлеева "Невиданная Быль", - испытываешь подобные чувства, как от живописи Иеронима Босха. Это шок, смешанный с восторгом от ощущения, что границы твоего восприятия начинают исчезать.

Во время чтения происходит неизбежное - изменение восприятия реальности. Постепенно, слово за словом, автор погружает читателя в миры недоступные при обычном восприятии. Это миры леденящей бездны и небесного света.

Вселенная, помещенная в снежинке, тающей на ладони. Еще мгновенье, и она растает. Вселенная, которая может растаять у вас на ладони - это глобальное по своей абсурдности действие, но это - Реальность Юрия Мамлеева.

Неведомые существа, наполненные бытом грязных подворотен, настолько реальны, что начинаешь замечать в прохожих на улицах оживших персонажей книги.

Страх леденящий душу сковывает, но мы продолжаем двигаться, увлеченные повествованием. В столь странном положении, возможно, оказывается человек, проснувшийся в аду.

"Так вот какой ты, ад!" - восклицает проснувшийся и начинает двигаться в этом ужасе происходящего.

Что испытывал Иероним Босх, когда писал свои полотна? Как можно жить такими образами и в таких образах?

Читая книгу Юрия Мамлеева начинаешь понимать, что задача любого автора, писателя, поэта, живописца или музыканта - максимально точно, чисто передать послание, явленное через него. Это не вопрос личного выбора автора. Это больше - отсутствие возможности выбора.

Я не думаю, что Юрий Мамлеев испытывает восторг от данных ему образов, скорее всего он испытывает еще более глобальное потрясение, когда руку "ведут" силы для которых взорвать Вселенную - будничное занятие.

Испытание повествованием, расширение границ возможного - вот опыт, который приходит к читателю во время чтения новой книги.

Сама форма повествования, наполненная контрапунктами из произведений Михаила Булгакова  с его "булгаковщиной" и Данте Алигьери со своей "Божественной комедией". Термин "мамлеевщина" совершенно точно имеет право быть, сияющий как орден на рыцарском одеянии вечного странника в мирах и вселенных, хрупких как детская игрушка в руках младенца.

Будьте осторожны, книга вас изменит. После прочтения вы будете изменившимися.

Но это того стоит. Подобные переживания невозможно испытать в домашних тапочках. Такие знания добываются в битве за свою жизнь, на границе здравого смысла и безумия. Опять реализуется принцип Посвящения: "Молоко - для младенцев, сырое мясо - для настоящих мужчин". Вы держите в руках книгу - настоящее "мясо", из которого сотканы человеческие существа и все неведомые нашему восприятию миры.

Страх потерять рассудок - это страх из детства. Гораздо больнее остаться пребывать в своем невежестве и никогда не узнать "как обжигает огонь, топит вода и отравляет яд".

На Пути нет места инфантилизму. Путь - это всегда битва за собственную жизнь, даже если все вокруг думают, что драконы с которыми вы воюете, это ветряные мельницы. Главное, что для вас они остаются драконами.

Александр Кузнецов, Томск, август 2014

 

Юрий Мамлеев. Невиданная Быль

Юрий Мамлеев. Невиданная Быль