Концепция "места силы" довольно субъективна: разным людям хорошо в разных местах, да и качество энергии, создающее эффекты притяжения и наполнения, варьируется в крайне широком спектре. Остров Мадейра в данном смысле и сам весьма вариативен - на крохотном возвышении посреди океана есть все: горы и воды, пики и пещеры, дремучие леса и солнечные цветущие сады. Это причудливое смешение стихий довольно гармонично, и, несмотря на крохотные размеры острова, порой достаточно переметиться совсем немного, чтобы оказаться в другой атмосфере и даже другом климате.

Я прекрасно провела полмесяца в Вене, активно погружаясь в культуру европейской столицы, - и здесь поделюсь наиболее экзотическими впечатлениями... Напомню только, что это моя 10-я поездка в Европу, а Австрия стала 9-й страной шенгенской зоны, которую я посетила в рамках своего личного проекта "Восток на Западе", где занимаюсь опосредованным самоисследованием. Как у человека, ранее 12 лет прожившего в Азии, у меня весьма избирательное внимание к странностям.

А: Добрый день, Юрий Витальевич. Мы слышали, что вы пишете книгу воспоминаний о шестидесятых годах. Пожалуйста, расскажите про это.

ЮВМ: Это в основном воспоминания о легендарном Южинском переулке, где происходили мои чтения и подпольные встречи самых разных людей. Многие из них потом стали известными: художник Анатолий Зверев, Саша Харитонов, Оскар Рабин, писатель Венечка Ерофеев, политический диссидент Владимир Буковский, но он потом ушёл в свои дела полностью, Александр Есенин-Вольпин, художники, поэты, философы. Это был такой необыкновенный момент, когда мы были все вместе. Сейчас многие просят меня написать мемуары, потому что большинство этих людей уже ушли из нашего мира, и осталось мало живых свидетелей, может быть, три — четыре человека. А описать этот мир – это то же самое, как, например, в 45-м году попытаться описать мир 1900 года, начало века. Когда Блок был юным, жив был Толстой. Теперь тоже прошло около пятидесяти лет со времени Южинского кружка. Я и сам хотел написать про это время, но для меня это всё-таки проблема.

А: Здравствуйте, Анатолий. Расскажите, пожалуйста, легенду своего рождения.

Т: Мой род происходит от марийского народа. Мой отец — чистокровный мариец Таныгин Тарас Васильевич. Мать Акинина, она происходит из рода Юсуповых, но бастардова линия. Сам я родился во дворце Екатерины II. Когда она путешествовала по Крыму, в Карасу-базаре специально для неё построили дворец. А в советское время там была больница. Жил я в деревне рядом, мои родители работали после войны в больнице. А больница находилась в дворце графа Каховского. Того самого знаменитого Каховского, который был губернатором Таврической губернии. Этот дворец описывали как палас. Дача называлась Азамат. Дом был с большими колоннами. Мой отец два клада нашёл там. Один бумажный, а другой с золотом, часть, конечно же,отдал государству. И мать, и отец работали там у графа Каховского в больнице.

С нашим автором Марией Николаевой беседовала философ Наталья Николаенко

- Лазурный берег ассоциируется у меня с бомондом Европы, высшим литературным обществом, романтическими отношениями... А что вызвало Ваш исследовательский интерес как философа?